skyp alena_dalles1 alena.dalles@gmail.com

Развитие общественного поведения ребенка

Младенец первого полугодия – слабое существо, лежащее в постели и нуждающееся в уходе, который дает ему семья сообразно со своим экономическим и культурным уровнем. Взаимоотношение между ним и средой – в первую очередь это его кормление, вследствие чего он в это время связан почти исключительно только с матерью как кормилицей и няней. Младенец второго полугодия – уже более подвижное в постели существо, понимающее как простейшую мимику, эмоциональный тон речи и ряд относящихся к нему поступков окружающих людей, так и связь между своим криком и этими поступками.

Развитие общественного поведения ребенка

Между ним и окружающими людьми устанавливается уже элементарное психологическое, сопровождающееся сознанием, общение: он различает дружелюбную и сердитую мимику окружающих, ласковый и угрожающий тон их речи, знакомых и чужих людей; он жестами и восклицаниями уже умеет привлекать внимание окружающих на то или другое заинтересовавшее его явление, а в последнюю четверть первого года он даже «играет» со взрослыми, хотя «игра» эта состоит пока еще большей частью в том, что он берет и дает разные вещи, например игрушки.

Когда ребенок стал на ноги и начал ходить, он в силах, конечно, более активно и более широко общаться с окружающими людьми и принимать более экстенсивное и более интенсивное участие в их жизни и деятельности. То обстоятельство, что он уже в значительной степени владеет таким могущественным средством общения, как язык, конечно, очень сильно способствует его общению со средой, а его способная манипулировать некоторыми бытовыми вещами рука, в свою очередь, содействует этому общению на почве некоторых общих деятельностей, хотя бы пока очень несложных.

Очень характерна для второго года подражательность малютки. Это, однако, уже не рефлексоподобная подражательность младенца конца первого года, в которой младенец является как бы резонатором простых движений окружающих, главным образом речевых и мимических, повторяя восклицания и слова, смех и плач, улыбку и нахмуривание окружающих. Подражательность малютки – более сложное явление. Малютка воспроизводит уже не простые действия, но более сложные действия окружающих, и притом активно сам вмешивается в эту деятельность, стремится участвовать в ней, делая то, что делают другие. Эта подражательность может быть рассматриваема как простое сотрудничество, простая кооперация малютки, с окружающими его людьми. Так, ребенок, буквально только что став на ноги, стремится принять участие в деятельности окружающего его общества.

Такое участие малютки в деятельности окружающего его общества, каким бы простым и элементарным оно пока еще ни было, очень развивает ребенка во всех отношениях. В трудовом отношении малютка усваивает ряд простейших умений и привычек в области бытового домашнего «труда». В социальном отношении он усваивает основные бытовые отношения к людям, начиная с приветствий и выражений благодарности и кончая стремлением помогать. В интеллектуальном отношении его кругозор и жизненный опыт увеличиваются. Но, конечно, все это лучше всего достигается в среде, благоприятствующей развитию малютки в этих отношениях. В иной среде, некультурной или такой, где малютка заброшен, отрезан почему-либо от общения с людьми, его трудовое и общественное, а в связи с этим и интеллектуальное развитие замедляется и искажается. Среда в этом возрасте, максимально подражательном, имеет огромное значение.

Сама подражательность – активный процесс: посредством ее ребенок выучивается многому, воспроизводя, делая. Но подражательность – активный процесс еще и в другом смысле: малютка подражает не решительно всему и, не абсолютно копируя, он подражает в меру своих интересов и возможностей, копируя по-своему.

В течение второго года ребенок только начинает втягиваться в сотрудничество с окружающими его людьми: расцвет этого сотрудничества приходится на более старший возраст. Малютка еще плохо умеет участвовать в жизни окружающих его дома людей. Нередко своими действиями он мешает им, а иногда причиняет прямой ущерб. Манипулируя вещами взрослых, он может портить эти вещи или приводить в беспорядок. Оперируя стучащими предметами, он мешает своим стуком. Наконец, подвижный, но еще неловкий в своей подвижности, уже самостоятельно взлезающий и бегающий, но в то же время часто падающий, он нередко попадает в опасное положение и этим тревожит. Взрослые вынуждены останавливать малютку в таких его действиях, запрещать их. «Нельзя» часто раздается в адрес малютки.

На это «нельзя» маленький ребенок вначале реагирует игнорированием его, на которое воспитатель, в свою очередь, иногда реагирует применением силы (силой отнимает, бьет по руке, наказывает физически). Малютка на эти репрессивные меры реагирует вначале борьбой, вступая буквально: в драку со взрослым. В дальнейшем же, научившись из опыта понимать соотношение физической силы, своей и взрослого, он действует криком и плачем, доходя иногда до настоящих нервных припадков. Параллельно развивается упрямство, столь характерное для этого возраста. Воспитание посредством наказаний и боли в настоящее время все менее и менее применяется даже по отношению к животным, так как она не дает плодотворных результатов. Тем более нет никаких оснований применять ее к воспитанию человека.

Полной противоположностью репрессивному воспитанию является так называемое свободное воспитание. Оно рекомендует предоставить ребенку полную свободу в расчете, что естественные последствия, вытекающие из поступков ребенка, сами дадут ему необходимый опыт правильного обращения с вещами и научат его избегать вредного и опасного. Но из того, что ребенок бьет и портит чужие вещи, для него лично ничего убыточного нет; в этом отношении метод естественных последствий ничему его не научит. А там, где имеются неприятные для него естественные последствия, они могут быть очень опасными (падение с большой высоты, сильный ожог или порез и т. п.).

Наиболее действительным в этом возрасте оказывается не негативное (репрессивное или свободное), а положительное воспитание, основанное на подражательности ребенка и легком образовании привычек. Приученный, например, посредством активного подражания к осторожному и бережному обращению с вещами и к тихому стучанию, малютка не будет давать повод к необходимости применять репрессии по отношению и нему. Что же касается метода естественных последствий там, где он действительно дает неприятные для ребенка результаты, то такое обучение осторожным поступкам посредством собственного опыта дает неплохие результаты, если оно регулируется взрослыми во избежание последствий, опасных для здоровья и нервной системы ребенка.

Второй год – год интенсивного общественного воспитания ребенка. Он начинает участвовать в деятельности окружающих его людей. Он выучивается постепенно сотрудничать с ними, правда, в самых простых и легких действиях, и не мешать им, не тревожить и не причинять ущерба. Он выучивается также быть социально-приемлемым и по внешнему виду. Он приучается к чистоте и прежде всего к тому, чтобы не пачкать себя своими выделениями. Уже полугодовалого младенца следует сажать на горшок при первых признаках позыва к мочеиспусканию (кряхтение, беспокойные движения и т. д.). В два года контроль мочеиспускания у ребенка должен быть вполне установившимся. Но дело не только в этом, а вообще в контроле за чистотой. Малютка инстинктивно относится к загрязнению с беспокойством и, если небрежное воспитание не приучило его к грязи, требует, чтобы грязь была смыта. К концу второго года он с видимым удовольствием относится к украшению своей одежды. Наконец, в этом же возрасте ребенок может обладать такими элементарными социальными навыками, как здороваться и прощаться, ждать своей очереди в еде, не брать чужих вещей и т. п.

Добавить комментарий